Сашура (shurra) wrote,
Сашура
shurra

Categories:

Краски японского лета: фестиваль вьюнков в Ирия

Токио - странный город. На первый взгляд он кажется городом без истории - сплошная современная застройка, автомагистрали и железные дороги в несколько этажей и забетонированные берега рек. Виноваты в этом и природные катаклизмы - то же страшное землетрясение 1923 года, и рукотворные - жесточайшие бомбардировки Второй Мировой, ну и желание "идти в ногу с прогрессивным миром" довершило дело - когда в период высоких темпов роста экономики город активно модернизировали, снося те немногие постройки, что смогли пережить войну.
И в то же время... История города всегда перед глазами - достаточно взглянуть на карты. Это удивительно, но планировка улиц практически не изменилась, по Токио вполне можно ходить, пользуясь картами сто- и более летней давности. Были расширены (иногда прорублены по живому) проспекты, но шаг вглубь - и переулки переплетаются между собой, повторяя границы рисовых полей, которые были здесь несколько сотен лет назад, деревянная будочка храма Инари охраняет один и тот же перекрёсток уже лет триста, а неожиданно и круто поворачивающая улочка на самом деле огибает поместье крупного феодала, которое давным-давно располагалось на этом месте.



И, конечно, географические названия. Сторожевой пункт "мицукэ" в районе Акасака напоминает о себе станцией метро "Акасака-мицукэ", "Бабасаки-мон" - ворота ("мон") у ("саки") манежа ("баба") уже сто с лишним лет как снесены, а название осталось. Или вот смешное "Окати-мати" - это ведь район ("мати"), где когда-то жили самураи самого низшего ранга "окати".



И если при слове "самураи" кому-то представляются замки и гордые воины в доспехах, вам не сюда. В полуказарменном Окати-мати жила мелочь, едва перебивавшаяся на официальное жалование: служба была непыльная - потусоваться во дворе сёгуна дня три в неделю да изредка сопроводить процессию по городу в мирное время несложно, но и платили за это мало.
Поэтому самурайская голь крутилась, как могла - в одних районах Эдо в свободное время они обклеивали бумагой каркасы зонтиков, в других мастерили простые лаковые изделия, а вот в Окати-мати и прилегающих кварталах - той же Ирия, на пепелищах очередного эдосского пожара придумали...



...выращивать на продажу цветы.

Вьюнки "асагао" - утренний лик - появились в Японии задолго до основания Эдо, но сначала, в китайских традициях, их ценили не за цветы, а за лекарственные свойства плодов. Ценили настолько, что, как говорили, - скорее всего, в переносном смысле - "за вьюнок и повозки с волами не жалко отдать". Цветы со временем распространились по Японии, но связь с волами осталась - другое название вьюнка - "цветок волопаса". А волопас - это еще и легенда о Волопасе и Ткачихе, встречающихся на небесах седьмого июля, в день Танабата.
Поэтому рынок-фестиваль вьюнков в Ирия проходит в начале июля, накануне Танабата.



Сердцем района Ирия является буддийский храм Кисибодзин, посвященный Харити.





На его тесном дворе тоже стоят лотки с цветами.





Фестиваль-распродажа проходит под покровительством храма, поэтому на всех горшках, выставленных на продажу в эти дни, прикреплены таблички с названием храма.



Как всегда, в храме можно прикупить всевозможные амулеты с вьюнками и - только в эти дни - особые сладости. (Особого в них, как правило, только коробка, но ценен подарок вниманием :)



А уж что творится за оградой! Буйство красок.






Жаль, я пришла в начале восьмого - видимо, было поздновато, многие цветы уже закрылись (в этот день было очень жарко и солнечно). Вообще рынок открывается в 5, а после половины девятого там уже нечего делать.

В таких местах обычно очень колоритные продавцы.



За этими лотками работали два вида продавцов - точнее, присутствовали два вида лотков - представители семейных компаний, которые сами же выращивают цветы, и специалисты именно по продажам (не хочется называть их пренебрежительно "перекупщиками", потому что они тоже семейно-традиционно в этом бизнесе, просто не все производители сами готовы заниматься продажей). Все лотки под номерами, эти номера наследуются из года в года, так что понравившуюся компанию вы найдете в следующем году на трм же месте.

Пообщаться с продавцами на таких рынках - отдельное удовольствие: им надо как-то завлечь покупателя именно к себе (потому что вьюнков миллион, и есть из чего выбрать), поэтому они готовы из кожи вылезти вон, чтобы найти для мокрой от жары гайдзинки сочетание темно-синего с фиолетовым, и обязательно чтобы непременно присутствовал "Дандзюро".

И ведь нашел!
Вытащил откуда сзади: "Это вот Дандзюро цветет, а вот бутон - видите? - синие полоски, и фиолетовый вот. А четвертый? Не знаю, какой раскроется!"



И улыбается беззубо. (Не у всех здесь хватает на новую челюсть в старости.)
Разве можно отказаться?
Купила.



Можно ли торговаться? Похоже, что нет. На всех лавочках висел знак "состоим в производственном объединении выращивателей вьюнков" (нечто вроде производственно-сбытовых кооперативов советских времен) и цена на всех лотках была одинаковая.
Впрочем, в одном месте мне сбавили - того сорта, который я хотела, уже не было, нашли под прилавком последний - какой-то облезлый горшок с полудохлым растением - и вот за него мне было жаль отдавать 2.5 тыс иен (25 дол) (а продавцу стыдно брать полную цену), так что сошлись на двух тысячах.

Но, конечно, продавцу выгоднее быть привлекательной девушкой или красавцем-мужчиной.
Вокруг этого лотка стоял плотный ряд дедулек с фотоаппаратами







А у этого покупали в основном немолодые женщины, и еще просили сфотографироваться вместе с продавцом "на память".



"Дандзюро" - его хотели все!


(Желтая наклейка - "Продано")

Сорт "Дандзюро" был назван в честь актера кабуки начала 18-го века Итикава Дандзюро-второго, который ввел в моду этот необычный цвет, использовав его в сценическом костюме.





По-японски цвет называется "эби-тя" - креветочно-коричневый (под креветкой имеется в виду японский лобстер).



В общем, серо-буро-малиновый. Но без крапинки - у настоящего Дандзюро не должно быть белой каймы на лепестках. Однако таких уже не было, пришлось довольствоваться тем, что осталось.



Вообще, самураи в эпоху Эдо занимались вьюнками профессионально - было выведено множество сортов, разных цветов и форм, издавались толстые каталоги, опытным путем они даже постигли азы генетики.
Большинство секретов до наших дней не дожили, Дандзюро тоже возродили уже после войны.



На рекламном фото один из новых сортов - "орихимэ", Ткачиха. Вот он мне понравился - очень необычные, резные цветы. И вот последняя Ткачиха мне и досталась.





А тут я пожалела, что купила "Дандзюро". Чудное сочетание глубоких васильковых прожилок и нежно-голубого фона.



"Если очень хочется, надо брать." - заметил продавец. Взяла.





























Вывозят новые партии, но это уже остатки.



















Устав от толкотни, свернула на боковую улицу.



Все продумано - покупки можно не тащить на себе, ведь тут же принимают доставку - для частных почтовых компаний это прекрасный шанс подзаработать.





Интересное здание!





Это школа, из тех, что были построены после землетрясения 1923 года.



Строили их массово, но по индивидуальным проектам, из бетона, по новейшим для того времени технологиям и согласно последним архитектурным веяниям. Значительная часть этих школ пережила Вторую мировую, некоторые стоят до сих пор. Правда, многие уже перестали быть школами - детей в центре Токио мало, некоторые здания используют как досуговые центра, какие-то снесли. Насчет этой как раз сейчас ломают копья - жители хотят оставить ее как памятник, она действительно очень необычно выглядит, но к чему приспособить и на чей баланс поставить - пока неясно. Жаль будет, если все же снесут - это памятник эпохи.



Дикий вьюнок на задворках рынка выглядит немного смешно - как дворняга у входа на выставку собак.





Какой необычный цвет у этой мальвы!





Небольшой храм, посвященный маршалу Того Хэйхатиро.











А дальше я отправилась на поиски еды.
Место номер один - здесь дают дары моря в ассортименте, известное местечко. И очередь - уже! Хотя еще не было и десяти утра, а открываются они около 12 - к обеду.





Переулочки





Место номер два - угорь.



И тоже очередь. Но тут уже хотелось есть так, что я решила дождаться.





И через час после принятия решения заветная коробочка передо мной.



Мням! Угорь нежнейший!



Наевшись, решила сделать еще кружок по окрестностям.
Очередь в первое место заметно выросла и завернула за угол.



Это кафе тоже было среди кандидатов - но оно поздно открывалось, поэтому я и осталась в "угрешной". В кафе, знаменитое панкейками, тоже очередь. В другой раз.



К полудню проспект перед станцией закрыли для проезда - в этот день там планировался пешеходный рай и мацури.







Вьюнки тоже еще продавались, но их было мало, и продавцы другие - те, кто торговал с утра, к одиннадцати сворачиваются. Одну свою покупку я оставила у продавцов - на стене, у которой стоял их лоток, висело объявление крупными буквами катаканой: "Шурра-сан, цветок мы оставили у стола организаторов." Пришлось побегать в поисках "стола организаторов", но в конце концов он нашелся.
Вьюнки до сих пор цветут.
...
Удивительное дело - люди едут рано утром, в жаркий выходной день, чтобы купить цветы на один сезон. Выбирают придирчиво, сравнивая стебли, листья - казалось бы, простые вьюнки?!
Что-то есть в этом очень правильное, настоящее - когда это не сознательная приверженность традиции, а просто часть жизни.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments