Сашура (shurra) wrote,
Сашура
shurra

Categories:

Сделайте мне красиво - викторианские эстеты

Бывает ли так, что вы идете за одним, а неожиданно открываете для себя что-то совсем другое?


В прошлое воскресенье я воспользовалась случаем - Анна хотела в кино - и отправилась в одиночестве на выставку, билет на которую был куплен очень заранее - почти за полгода (так задолго я даже путешествия за границу не планирую).
Выставка "Британский эстетизм" проходит сейчас в музее "Мицубиси ити-гокан", о сложной истории которого я подробно писала здесь.

Причем эта выставка явно приурочена к другой, очень представительной, прерафаэлитов, которая тоже сейчас находится в Токио. Некоторые имена представлены на обеих, хотя в Мицубиси заявлены в основном экспонаты из лондонского музея Альберта и Виктории, а прерафаэлиты были большей частью из Тейт.
Так что я ожидала "продолжения банкета", разве что с упором на декоративно-прикладное искусство. А получила гораздо больше!

Предтечей нынешней токийской выставки была другая, прошедшая сначала в музее Альберта и Виктории в 2011 году под названием "The Cult of Beauty: The Victorian Avant-Garde, 1860–1900", а потом показанная в музее Орсэ в Париже и в Сан-Франциско.
Про отличия или сходство оригинальной выставки с токийской было сказано очень невнятно, что обе уникальны, и т.п. Судя по отзывам в Сети, в Европе и Америке показали больше картин, а вот декоративно-прикладная часть была практически идентична. Так что токийскую выставку действительно можно считать уникальной хотя бы потому, что впервые на Востоке оказался так полно представлен эстетизм в разных его проявлениях - и в "высоком" изобразительном, и в повседневном - декоративном - искусстве.

Эстетизм - его сторонники декларировали ценность искусства ради искусства и считали, что оно должно в первую очередь приносить эстетическое удовольствие, радовать взгляд, а не учить чему-либо.

Начало движению положили пре-рафаэлиты с их гимном чувственной женской красоте.

Россетти Любовная чаша

(Картин Россетти было немного, но я этому только порадовалась - от широколицых рыжеволосых женщин с тяжелой нижней челюстью, мрачно-вызывающе смотрящих на зрителя, быстро устаешь) .

Но не только прерафаэлиты отметились в жанре "бессюжетная картина с чувственной героиней". Более традиционный Фредерик Лейтон с его Павонией, написанной с римской натурщицы Ла Нанны, произвел фурор в Лондоне.

("Лейтон, в отличие от Россетти, не имел обыкновения вступать в близкие отношения со своими моделями, так что восхищение красотой Ла Нанны является чисто эстетическим" - подчеркнуто в пояснениях к картине).

Джордж Фредерик Уоттс - Девушка с павлиньим пером

(Без пояснений о характере отношений модели и художника)

Один из любимых эстетами символов - павлин, природная "красота ради красоты". Их на выставке было много.

Наслаждение доставляют и роскошные цвета, как у Бёрн-Джонса.

Сад Гесперид


Разочаровавшись в окружающей действительности, эстеты увлекались удаленными от викторианской Англии культурами.

Удаленными, во-первых, во времени - отсюда интерес к античной Греция и девы в греческих туниках Альберта Мура


У каждой картины своя, очень интересная и необычная для того времени, цветовая гамма


Midsummer


Про эти картины было метко сказано в рецензии на лондонскую выставку "In Aesthetic painting, the dominant mood is of a lassitude so heavy that it borders on the comatose. Albert Moore’s orange-clad Grecians, stunned by the heat of the sun, fan themselves or collapse decorously in a heap."

И эллинистические мотивы в предметах домашнего декора:

Кресло художника и дизайнера Лоуренса Альма-Тадема


Звериные лапы! Лебединые шеи! Потрясающая инкрустация на спинке! Не знаю, удобно ли на нем сидеть, но любоваться можно бесконечно. Жаль, что кресло нельзя было обойти по кругу - я чуть шею не сломала, пытаясь разглядеть узоры из перламутра на спинке.


Художник-академист, чрезвычайно дотошный в деталях, Альма-Тадема делал много зарисовок в музеях и современники даже критиковали его за излишнюю педантичность, называя картины "каталогами римской жизни".
Особенно преуспел он в изображении материалов, за что получил прозвище "marbelous painter".

Одна из многих его картин на псевдо-римские темы.


Альма-Тадема был одним из самых успешных художников-викторианцев, а в начале 20-го века о нем почти забыли, и картины можно было купить за пару сотен фунтов - мода изменчива. Однако о них помнили художники-декораторы - картины Альма-Тадема использовались как основа декораций во многих современных фильмах, например, в "Гладиаторе" и даже в "Нарнии" - при разработке интерьеров замка Кэр-Паравель. Сейчас они снова стоят миллионы, и большинство находится в частных коллекциях.

***

Эстеты интересовались культурами, удаленными не только во времени, но и в пространстве - именно на этот период приходится повальное увлечение востоком, особенно китайским фарфором и жапонизмом - и на континенте, и в Англии.

Англо-жапонизм - устоявшийся термин.

На выставке было представлено несколько картин - европейские дамы с японскими веерами на фоне японских же ширм и китайских ваз. А также несколько ваз, посуда и мебель чисто английских, но в "японском" стиле.

И это тоже он - англо-жапонизм!

Времена года - кабинет работы дизайнера и архитектора Эдварда Годвина (того самого, который впоследствии сотрудничал с компанией Либерти).

Если непонятно, при чем тут Япония, следует внимательно посмотреть на дверцы. Окно в форме перевёрнутого колокола - эта пришедшая в Японию через Китай вместе с буддизмом деталь индийской архитектуры (!) распространилась очень широко по всей Японии и была принята не только в буддистских, но и в синтоистских храмах, и в светской архитектуре. И верх проема в виде стилизованных "языков пламени" - чисто японский прием.


(Киото, Чужое фото из сети)


Наконец, столик работы того же Годвина - один из первых "кофейных столиков" в мире.

Это сейчас такое в каждом магазине стоит, а тогда, на фоне добротной и тяжелой викторианской мебели, легконогое кружевное создание потрясло всех.
И даже вдохновило художников:
Обри Бердслей, иллюстрации к Саломее

Да и сама концепция ДОМА, интерьера изменилась - эстеты считали, что дом должен быть изысканным, элегантным, услаждать взгляд гармоничным подбором цветов, предметов и стилей, т.е. быть "The House Beautiful". И отражать характер и эстетические предпочтения хозяев.

Леди и ее "house beautiful"


В образцы стиля художники превращали собственные жилища.

Лоуренс Альма-Тадема посвятил несколько лет устройству и дизайну собственного дома.


Акварель, написанная его дочерью Анной, тоже художницей, изображающая кабинет в доме художника - Таунсенд-хаусе. Анна была еще подростком в момент создания картины). Акварель невероятно сочная, яркая, просто притягивает взгляд.

Снова Анна и Таунсенд-хаус

Проект гостиной частного дома, автор Джордж Этчисон


И деталь эскиза фриза


Англо-японская гостиная Эдварда Годвина


А для тех, кто не мог заказать дизайн своего особняка известному художнику, начали издаваться журналы и книги по интерьеру - вторая половина 19-го века как раз отмечена бумом изданий об организации жилого пространства в соответствии с последними художественными веяниями. Именно оттуда, из Англии 19-го века, растут многие идеи и принципы современного дизайна.

Эстеты считали, что красота должна иметь место и в повседневной жизни, причем не только для высших слоев общества.


Появилась и мода для масс-маркета - обои Альберта Сильвера, созданные для фирмы Либерти


- до сих пор один из самых популярных узоров.

Цветочные природные мотивы и насыщенные цвета Уильяма Морриса


Он же, обои "Подсолнухи" - еще один излюбленный символ эстетов.


Одежда - эстеты предлагали свободные, струящиеся одежды, не скрывающие формы тела. В эпоху корсетов это можно было считать вызовом обществу. И некоторые дамы - в основном богатейшая буржуазия - даже соглашались такое носить. Или, по крайней мере, в этом позировать.


И, наконец, то, ради чего пост был написан...


Эскиз домашних туфель Бёрн-Джонса. Любимые эстетами лилии - символ женской красоты и изящества. Смотрела на них и думала, что это столь же прекрасно в своем роде, сколь и мадонны Рафаэля. "Я девочка, я не хочу ничего решать..." И что в этом плохого?

Эстеты отметились и в книгопечатании - как и для ДОМА, для книги тоже предлагался идеал "the book beautiful". В 1890-х Уильям Моррис организовал частное издательство Kelmscott Press, но и до него уже были книги, оформленные Уолтером Крейном


и иллюстрации Бердслея, конечно.


Ювелирные украшения, в которых главное не цена материалов, а идея и стиль



И, наконец, отношение общества к движению эстетов - на выставке можно было посмотреть карикатуры из Панча и сатирические открытки.

Эспонат, который, к сожалению, не выставлялся в Токио.


Чайник-"эстет".

Чайничек этот с сюрпризом - с обратной стороны он выглядит так:

***

А все вместе было просто чудесно.

Возможно, на этой выставке не было шедевров, но благодаря ей у меня сложилась общая картина, в которой свое место заняли прерафаэлиты, Уистлер, жапонизм, совсем неизвестный ранее Альма-Тадема и малознакомый Мур, любимый стиль Либерти, прекрасный Уильям Моррис и холодный Уолтер Крэйн. Как разные грани одного кристалла.

Tags: via ljapp
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments