?

Log in

No account? Create an account

Ничего не успеваю

Previous Entry Share Next Entry
Нитихара (о японской деревне, нравах и обычаях не таких уж давних времен...
quizas
shurra
а также о долголетии, местном этнографическом музее, пословицах и вообще...

Начну с главного. Мне страшно нравится этот вид.



Про поселок, в котором мы жили, писать, на первый взгляд, и нечего.  Но это только на первый взгляд. На самом деле, сказать хочется очень многое.

4 тысячи жителей, причем значительная часть  живет в отдельно стоящих крестьянских хозяйствах. 


В похожем  доме, дышавшем на ладан от старости, раньше жила и бабушка мужа, но в прошлом году дом решили снести,
и она переехала жить в центральную часть поселка, состоящую из нескольких улиц.





Улицы упираются в горы, за домами - огородики с овощными посадками и цветочными клумбами.
Поселок растянулся вдоль реки, Такацу-гава, и вот ею жители по праву гордятся. Река эта, по японской классификации, относится к группе крупных рек, причем является единственной  рекой этой группы, не имеющей ни одной плотины на протяжении всей своей длины и на притоках.


Единственной! И качество воды в ней тоже самое высокое среди рек этой группы. Благодаря чему местная достпримечательность - форель, сезон которой открывается как раз в конце мая. Ловят сетями и на удочку. Водятся в речке и угри, а  природный угорь ныне в Японии - большая редкость, и мало где ловится.

Ниже по течению





Большинство жителей - преклонного возраста, детей да и вообще людей даже среднего возраста мало. Встречались с местными родственниками мужа - 88 лет, 89, 87... Живут отдельно от детей, выращивают рис и грибы-сиитаке, владеют горами вокруг... Да-да, все горы на фото - они ведь чьи-то, земля вся частная. Государство выкупает земли вокруг старых дорог, чтобы их расширять.
Сходили на могилу деда мужа и его родственников,  на могильных плитах возраст на момент смерти - 91 год, 97 лет... Жили долго, работали до глубокой старости. Глядя на плиты, сообразила, что мужа, как и меня, назвали в честь предка, -  его назвали в честь деда, только имя  записали другими иероглифами. 
За ужином рассматривали фотоальбомы - прабабушка в молодости, ее родители, дети и внуки-правнуки. Говорили о детях - у Анютиной прабабушки человек двадцать праправнуков, она их всех и не видела, только по фото некоторых знает.  И это не редкость - Анюта в это время играла со своими дальними родственницами из Хиросимы, прабабушка и прадедушка которых тоже сидели за столом. Еще и угощение с собой принесли - рис с дарами гор, тушеный бамбук с травами.  А я своих прабабушек-прадедушек даже в живых не застала. Да и фотографий от них осталось не так много.
Местный диалект грамматически, говорят, близок к диалекту Ямагучи, сокращаются многие слова, используется сэру вместо суру и вообще глаголы так модифицируют в разговоре, что я только диву давалась. Есть, говорят, и сходство с Киотосским диалектом. Свекровь, больше 50-ти лет прожившая в Токио, и говорящая на классическом стандартном хёдзюнго, к вечеру тоже стала использовать родные формы в разговорах с родственниками (но не с нами и не свекром). Забавно. Однако интонации не слишком отличаются от привычных мне, по крайней мере, таких фокусов с произношением, как в Киото, я не заметила.
Как принято в деревнях, говоря о родственниках, начинали с его предков, перебирали все их заслуги и грехи, рассказывали биографию и потом уже переходили к вопросу о том, чем человек занимается сейчас. Попутно  вспоминали молодость, но не в смысле "трава была зеленее, а дети лучше воспитаны", просто, скорее, чтобы прояснить мне и другим молодым родственникам, ситуацию.
"Мясо раньше ели редко, кур забивали по большим праздникам, но отец был охотником, бил кабанов и зайцев и жили мы неплохо... Остатками риса кормили карпов, которых держали в пруду во дворе, а карпы потом в свою очередь попадали на стол. Карпов приносили в дар соседям, когда рождался ребенок, - считалось, что от них хорошо идет молоко у кормящей матери. Ели форель, угря. Морскую рыбы приносили торговцы (от Нитихары до моря километров 30, через горы) - это был предел, дальше рыба не выдерживала хранения. Оставляли у нас (держали лавку и постоялый двор, помимо прочего хозяйства), а мы расплачивались своим урожаем и тем, что получали от соседей в качестве платы за соль и сакэ (семья владела лицензией на право торговли солью - большая привилегия в те времена)."
- А невесток в те времена держали в черном теле, - добавила свекровь, ласково поглядев в мою сторону, - за стол сажали в последнюю очередь, убирать и стирать приходилось за всеми, мыться (фактически греться, когда сначала моешься, а потом садишься в чан с водой) пускали последними (так как воду в чане не меняют, то можно себе представить, что там было после всей большой крестьянской семьи, даже если они хорошо отмывались перед тем, как залезть в воду). И работать на поле приходилось много. К старости совсем спину скручивало. Моей маме повезло, - объяснила свекровь, - она пришла в семью, где был единственный сын, она оказалась в привилегированном положение, ее ценили и холили. Жили в отдельном от прочей семьи доме, свекровь к ней особенно не придиралась, дарила кимоно и украшения. Поэтому она так хорошо сохранилась." Да уж, слышит  прабабушка, правда, плоховато, но спина у нее прямая, а голова у нее еще как соображает, - играла с  Анютой в слова и не путалась. Рассказы про тяжелую жизнь невесток меня не удивили: есть известная пословица  秋茄子は嫁に食わすな (осенний баклажан не дают невестке), которую часто интерпретируют именно как "нечего переводить вкусный сезонный овощ понапрасну".  Невестку берут в дом, и до сих пор некоторые в деревне считают, что она должна взять на себя всю заботу о родителях мужа, и практически забыть о собственных.
Бабушкины кимоно и большую часть вещей раздали родственникам и желающим, когда ломали дом. На что не нашлось желающих, отправили в местный небольшой этнографический музей, организованный силами жителей деревни именно в этих целях. В этот-то музей мы и отправились в один из дней. Я предвкушала поход, Анюта с трудом согласилась пойти и сбежала оттуда минут через 20-30. Ну, хоть что-то, может, в памяти останется...

 (чужое фото отсюда)

Музей одновременно порадовал и огорчил. Достаточно большое здание, запах - как на чердаке старой дачи (обожаю!), огромная коллекция всяких аутентичных фиговин, и никаких пояснений, кроме их названий! Ни объяснений по использованию, ни имен дарителей! (Если бы не комментарии дедули-сторожа (волонтера) и свекрови, ушла бы ни с чем. Чтобы устроить правильный музей, мало одного энтузиазма и денег, надо еще знать, что делать.

А теперь я отведу душу и повешу драгоценные расфокусированные фото этой всякой фигни.

Музей изнутри весь отделан деревом - сказочная роскошь, и пахнет поэтому так здорово.
Первый этаж отведен под экспонаты, связанные с сельским хозяйством (рисоводство, выращивание шелковичных червей и рыболовство) и производством (бумаги, железа).
Вот на втором плане как раз бочка, использовавшаяся при производстве бумаги.


Плуги и проч.



Вовсе не орудия пыток (как я, грешным делом подумала), а прообразы нынешних рюкзаков


Кое-что (потом скажу)



Разновидности этого кое-чего (и даже этикетку видно. Одно слово - название предмета. Бьюсь об заклад, люди моложе 60-ти этого слова в жизни не слышали, а те, кто старше, сами им пользовались. Для кого тогда это пояснение?)



Сложный аппарат.  Использовался для скручивания соломенных веревок.



На втором этаже у входа нас встретило вот это. Увидев его, свекровь тут же сказала, что экспонат как раз из бабушкиного дома.



Не прелесть ли? Использовался для хранения и продажи лекарств. Я и сама от такого не отказалась бы. Не знаю, зачем, но очень надо. А уж для аккуратисток-рукодельниц - просто клад. "Так, маленькие белые перламутровые пуговицы хранятся в шестом ящичке слева, в десятом ряду сверху..." Кстати, такой же шкафчик в хорошем состоянии со всеми ящичками в наличии нашелся в продаже в сетевом антикварном магазине. Около 2000 у.е.
Второй этаж посвящен быту - одежда, еда, мебель.
Реконструкция комнаты


Женские украшения



Плетеные соломенные снегоступчики. С бахромой! Эстеты...



Крюки для подвешивания котла над очагом. Все разные!



Чья-то память



Ткацкий станок - тоже из бабушкиного дома. Рассказала, что ходила в музей ткать образцы (под стеклом)


От этого экспоната я с трудом ушла. С детства обожаю сундуки - даже если перерыть сто раз, в сто первый все равно найдется что-то интересненькое.



Унесла бы с собой, точно бы унесла. Если бы он не был размером чуть ли не в половину нашей спальни. Кстати, японистам на заметку - сундук называется 長持 (ながもち), и он был обязательным атрибутом приданого невесты (собственно, приданое в него и складывалось) до наступления эпохи Мейдзи, когда эта функция перешла к комоду 箪笥 (старинные комоды я тоже люблю и уважаю!). Почему нет ни одной фото комода, я не знаю, видимо, от их вида утратила способность фотографировать.

А еще японцы хранили деньги.



Прочие атрибуты торговли



Чумадан, в который поместится две Анюты и еще останется место на ее шмотки.



Старье берем!



Куклы.



Кукол было много, в том числе старых хина-нингё, но за стеклом их было крайне неудобно фотографировать.

Ну и два шедевральных изображения при входе - бывшие двери пошедшего на слом склада-кура.


Парное изображение, и я даже затрудняюсь сказать, кто из них мне больше нравится. Пожалуй, все же танцующий лягух.

***
Жили люди в горах, в глухой деревне. Больше тысячи лет жили. Выращивали рис, деревья рубили по мере надобности, но на их место тут же высаживали новые, завезли с другого острова грибницы сиитаке и занялись разведением грибов, рыбу ловили в речке, но не так много - сколько ее надо паре десятков домов? Дети жили с родителями и заботились о них в старости. Что им принесла цивилизация? Электричество свое (ага, в Симанэ есть АЭС),  больницу, совмещенную с центром реабилитации и домом для престарелых, - потому что кто будет за ними ухаживать, дети-то в городе работают. Телевизор почти не смотрят, Интернет - бог с вами! А в депутаты парламента знаете, кого выбирают? Потомков местного лорда-феодала. И по всей провинции так. 



  • 1
А я почему-то сразу вспомнила. :-)
Кстати, если задать в Гугле поиск картинок на "Камадзии", выходят не нарисованные, а настоящие такие шкафы, причем именно во всю стену - видимо, то, что послужило мотивом.

Про Миядзаки тоже давай рассказывай.

Нашла!
Вот такие?


Все фото из одного и того же места http://harropage.blog39.fc2.com/blog-entry-3908.html
Там, кстати, действительно написано, что место послужило моделью подвала Камадзии. Но это был писчебумажный магазин. Думаю, что идея маленьких ящичков для хранения лекарственных трав.

а,последняя фраза оказалась недописана.
"идея стенки с маленькими ящечками для хранения лекарственных трав была известна Миядзаки и раньше, а магазин послужил непосредственной моделью для картины"

  • 1