?

Log in

No account? Create an account

Ничего не успеваю

Previous Entry Share Flag Next Entry
Вам бы все шуточки шутить, мистер Файнман
quizas
shurra

О детстве

Также  я  занимался   электродвигателями  и  соорудил   усилитель   для
купленного мной фотоэлемента,  благодаря  которому  звонок  начинал звонить,
когда я клал руку перед фотоэлементом. Мне не удавалось осуществить все, что
хотелось,  потому что мама  постоянно отправляла меня поиграть на  улицу.


O побудительных мотивах

Начиная решать головоломку, я не могу оторваться
от  нее. Если бы подруга моей  мамы сказала:  "Да  ладно, брось ты его,  тут
слишком много работы", я бы просто взорвался, потому что если уж я взялся за
эту штуку, то хочу добить ее. Я  не могу просто бросить ее после того, когда
столько  о ней узнал. Я должен продолжать, чтобы  выяснить наконец, что же с
ней случилось.
     Это и  есть присущая мне потребность в разгадывании головоломок. Именно
она  объясняет  мое  желание найти  ключ  к  иероглифам майя  и мои  попытки
открывать сейфы.


Oб инновациях

Я  думал,  что  мое  устройство  совершенно, но  однажды мимо проходила
начальница и сама захотела ответить на звонок, но не смогла сделать это: мое
устройство оказалось  слишком  сложным. "Что здесь  делают все эти  бумажки?
Почему телефон стоит с этой стороны? Почему ты не... ааааааааааа!"
     Я попытался объяснить - ведь это была  моя родная тетя, - что  причины,
почему  этого  нельзя делать, нет,  но ведь это невозможно  объяснить умному
человеку,  который  управляет  отелем!  Вот  так  я   узнал,  что  ввести  в
эксплуатацию что-то новое в реальном мире совсем не просто!


Oб опережении

Я  часто   слушал  своих   соседей   по   комнате  -   оба   они   были
студентами-старшекурсниками  - во  время их  занятий  теоретической физикой.
Однажды  они работали очень усердно над чем-то, что казалось мне  совершенно
ясным,  поэтому  я   сказал:  "Почему  бы   вам  не  использовать  уравнение
Бароналлаи?"
     - Что это? - воскликнули они. - О чем ты говоришь?
     Я объяснил им, что  имел в  виду и как применять это уравнение в данном
случае, и решил их задачу. Оказалось, что  я имел в виду уравнение Бернулли,
однако обо всех таких вещах я прочел в  энциклопедии. Мне еще не приходилось
ни с кем обсуждать  это уравнение, и поэтому я не знал, как произносится имя
Бернулли.
     Все в комнате очень поразились и с тех пор стали обсуждать со мной свои
физические  задачки. Не  всегда  при  решении этих  задач мне  сопутствовала
удача, однако  на  будущий  год, когда я слушал курс физики,  я  продвигался
вперед очень быстро. Это был очень хороший способ образования - работать над
задачами старшекурсников и учить, как произносятся разные слова.

O познании

Когда я был  в Массачусетском  технологическом институте, я часто любил
подшучивать над  людьми. Однажды в  кабинете черчения какой-то шутник поднял
лекало (кусок пластмассы для рисования гладких кривых  -  забавно выглядящая
штука в завитушках) и спросил: "Имеют  ли кривые на  этих  штуках какую-либо
формулу?"
     Я немного подумал и ответил: "Несомненно. Это такие специальные кривые.
Дай-ка  я  покажу  тебе.  -  Я  взял  свое  лекало  и   начал  его  медленно
поворачивать. -  Лекало  сделано  так,  что, независимо от того, как  ты его
повернешь, в наинизшей точке каждой кривой касательная горизонтальна".
     Все парни в кабинете начали крутить свои лекала под  различными углами,
подставляя карандаш к нижней  точке и по-всякому прилаживая его. Несомненно,
они обнаружили, что касательная горизонтальна. Все были крайне возбуждены от
этого открытия, хотя уже много прошли по математике  и даже  "выучили",  что
производная (касательная) в минимуме (нижней точке) для  любой  кривой равна
нулю  (горизонтальна). Они не совмещали эти факты.  Они не знали  даже того,
что они уже "знали".
     Я плохо представляю,  что  происходит  с людьми: они  не  учатся  путем
понимания.  Они  учатся  каким-то  другим  способом  -  путем  механического
запоминания или как-то иначе. Их знания так хрупки!

 Ту  же  самую  шутку  я  проделал  четыре   года  спустя  в  Принстоне,
разговаривая  с  опытным физиком,  ассистентом Эйнштейна, который  все время
работал  с  гравитацией. ... такой  вид непрочных знаний  может быть  достаточно распространенным
даже у весьма образованных людей.


Следующий отрывок читать вслух экспрессивно, подражая итальянцам.



     В  Бруклине  была итальянская радиостанция, и мальчишкой я постоянно ее
слушал.  Я  ОБОжал ПЕРЕливчатые ЗВУКи, которые накатывали на  меня, словно я
нежился  в океане среди невысоких волн. Я сидел и наслаждался водой, которая
накатывала  на меня,  этим  ПРЕКРАСНЫМ  ИТАЛЬЯНСКИМ  языком.  В  итальянских
передачах всегда разыгрывалась какая-нибудь житейская ситуация и разгорались
жаркие споры между женой и мужем.
     Высокий голос: "Нио теко ТИЕто капето ТУтто... "
     Громкий, низкий голос: "ДРО тоне пала ТУтто!!" (со звуком пощечины).
     Это было классно! Я научился изображать все эти  эмоции: я мог плакать;
я мог смеяться и все такое прочее. Итальянский язык прекрасен.
     В  Нью-Йорке рядом  с нами  жили несколько итальянцев. Иногда, когда  я
катался на велосипеде, какой-нибудь водитель-итальянец огорчался из-за меня,
высовывался  из своего грузовика  и, жестикулируя, орал  что-то  вроде:  "Ме
аРРУча ЛАМпе этта ТИче!"
     Я  чувствовал  себя  полным  дерьмом.  Что он  сказал мне? Что я должен
крикнуть в ответ?
     Тогда я спросил своего школьного друга-итальянца,  и он сказал: "Просто
скажи: "А те! А те!", что означает: "И тебе того же! И тебе того же!"".
     Я подумал, что это просто  великолепная мысль. И я  обычно  говорил: "А
те!  А  те!"  и,  конечно,  жестикулировал.  Затем,  обретя  уверенность,  я
продолжил  развивать  свои  способности.  Когда  я  ехал  на   велосипеде  и
какая-нибудь дама,  которая  ехала на машине, оказывалась  у меня на пути, я
говорил:  "ПУцциа а ла маЛОче!",  -  она тут же сжималась! Какой-то негодный
итальянский мальчишка грязно обругал ее!
     Было  не так  то просто  определить,  что этот  язык не  был  подлинным
итальянским языком. Однажды, когда я был в Принстоне и заехал на  велосипеде
на  стоянку  Палмеровской лаборатории,  кто-то  загородил  мне  дорогу.  Мои
привычки ничуть  не изменились: жестикулируя и хлопая тыльной стороной одной
руки о другую, я крикнул: "оРЕцце каБОНка МИче!".
     А наверху, по другую сторону длинного газона, садовник-итальянец сажает
какие-то растения. Он останавливается, машет рукой и радостно кричит: "РЕцца
ма Лла!"
     Я отзываюсь: "РОНте БАЛта!", тоже приветствуя его. Он не знал, что я не
знаю (а я действительно не знал), что он сказал; а он не знал, что сказал я.
Но  все  было в порядке! Все  вышло здорово! Это работает! Кроме того, когда
итальянцы слышат мою интонацию, они признают во мне  итальянца - может быть,
он говорит не на римском наречии,  а на миланском, какая, к черту,  разница.
Важно, что  он  иТАЛЬянец!  Так  что это  просто классно!  Но вы должны быть
абсолютно уверены в себе. Продолжайте ехать, и ничего с вами не случится.
     Однажды  я приехал домой  из колледжа на каникулы и застал сестру очень
расстроенной, почти плачущей: ее герлскаутская организация устраивала банкет
для девочек  и  их пап,  но  нашего  отца  не  было дома: он где-то продавал
униформы.  Я сказал, что несмотря на то, что  я ее брат, я пойду с ней (я на
девять лет старше ее, поэтому затея была не такая уж безумная).
     Когда  мы  приехали  на место, я немного посидел с отцами, но скоро они
мне до смерти надоели. Все отцы привезли своих дочек на этот милый маленький
банкет,  а сами говорили  только  о  фондовой  бирже:  они не  знали,  о чем
разговаривать со своими  собственными детьми, не  говоря уже о друзьях своих
детей. Во время банкета девочки развлекали нас небольшими пародиями, чтением
стихотворений и т.п. Потом внезапно  они  принесли какую-то  забавную штуку,
похожую на фартук, с дыркой наверху,  куда  нужно  было  просовывать голову.
Девочки объявили, что теперь папы будут развлекать их.
     Итак,  каждый  отец встает,  просовывает голову в  фартук и  что-нибудь
говорит - один мужик рассказал "У Мэри был ягненок" - в общем, они не знают,
что  делать. Я  тоже  не  знал, что делать,  но  когда  подошла  моя очередь
выступать,  я сказал,  что  расскажу им  небольшое  стихотворение  и  что  я
извиняюсь,  что  оно не на английском языке, но я все равно уверен,  что они
его оценят.
     А ТУЦЦО ЛАНТО
     - Поиси ди Паре
     ТАНто  САка ТУЛна  ТИ, на ПУта  ТУча  ПУти ТИла. РУНто КАта ЧАНто ЧАНта
МАНто  ЧИла  ТИда. ЙАЛЬта КАра СУЛЬда МИла ЧАта ПИча ПИно ТИто БРАЛЬда пе те
ЧИна нана  ЧУНда дала ЧИНда лапа  ЧУНда! РОНто пити  КА  ле,  а  ТАНто ЧИНто
квинта ЛАЛЬда О ля ТИНта далла ЛАЛЬта, ЙЕНта ПУча лалла ТАЛЬта!
     Я прочел три или четыре строфы, проявив все эмоции, которые  слышал  по
итальянскому радио, а дети понимали  все, катаясь от хохота в  проходе между
рядами.
     После окончания банкета ко мне подошли руководитель скаутского отряда и
школьная учительница. Они сказали мне, что обсуждали мое стихотворение. Одна
из них считала, что  это  итальянский язык,  а другая -  что  это латинский.
Учительница спросила: "Так кто же из нас прав?"
     Я сказал: "Спросите у  своих воспитанниц -  они сразу поняли, какой это
язык".




  • 1
Спасибо, надо, наконец и мне прочитать :)))

Уже скачала!!! :))) Действительно в школе, по крайней мере, все училось не пониманием, а запоминанием.

Кстати, да. Дальше в тексте есть еще совершенно гениальный отрывок, посвященный учебникам и традиционным методам обучения. Вчера меня уже не хватило, но постараюсь выложить и его тоже.
Фейнман, судя по всему, был замечательным преподавателем и славился тем, что мог сложные явления объяснять просто и понятно. Вся книга - просто must.

Да, здорово, я пока переведу все в формат для книжки - может вечность пройти :) Как повезло тем, у кого он преподавал!

  • 1