June 24th, 2009

quizas

Воображаемая запись в школьном дневнике "Подожгла муравья на уроке японского"


"Воображаемая" потому что вчера был день открытых дверей в школе, и сей инцидент был описан мне лично учителем, - я успела только к шапочному разбору и наказанию виноватых.

Писать что-либо кроме этого про все мероприятие мне, честно говоря, лениво. Впечатления в прошлом году были куда ярче. Одна потеха с английским чего стоила.

В этот раз на первом уроке у второклашек была лекция о безопасности на дорогах, которую я прогуляла. Другие родители тоже появились ко второму уроку. Из 32 родителей присутствовали на втором уроке десять с лишним мам с одним папой, двумя бодрствующими младенцами и одним спящим, на третьем - десять мам с одним спящим, одним бодрствующим младенцами, на четвертом уроке мам было уже семь, младенцы те же, но поменялись ролями, к началу пятого выжили три мамы и один спящий младенец, марафон я закончила  в гордом одиночестве. Для справки: температура на улице была градусов 26, в помещении. - где все окна были открыты, - под тридцать, влажность высокая. К пятому уроку дети малость успокоились, я же иногда уходила подышать относительно свежим воздухом в соседний кабинет-библиотеку.

Итак, второй урок - математика. Проходили сложение в столбик двухзначных чисел. Нет на них Антонины Павловны или Нины Максимовны... Учителя слушала ровно половина класса, сидевшая прямо перед ним. Я даже решила сначала, что второй половине было дано какое-то особое задание, типа "пообщаться с соседом на задней парте" или "покатать карандаш по полу". Моя красавица глаз от учебника не поднимала (а учебник, как я разглядела, был открыт совсем не на той странице), и объяснения явно не слушала. Правда, заметив меня, опомнилась и даже подняла руку. Судя по взглядам, брошенным на меня до и после, исключительно чтобы удовлетворить мое мамское тщеславие.

Учитель, он же классный руководитель, говорил тихо, в соседнем классе шел урок музыки - 32 ребенка дружно пели хором О-ле! О-ле! О-ле! - двери были открыты. Учителя я все же иногда слышала, а вот детей, отвечавших с задних парт - нет.

Третий урок - родной язык.

Продолжение следует...
quizas

Сага о бедном муравье и одной доверчивой девочке


Итак, третьим уроком шел родной язык.

Небольшое отступление. Программа у малышей очень интересная. Организация занятий в целом похожа на то, как мы изучали японский в институте: письменный аспект и устно-письменный аспект. Письменный - сначала азбука, с середины первого класса - иероглифы. Вводят новые, учат порядок черт, чтения. Отдельные тетради, и уроки эти дети называют по-другому (書写), хотя формально в расписании стоит общее название "родной язык" (впоследствии, в старших классах, этот аспект трансформируется в "каллиграфию"). Параллельно идет то, что я назвала бы устно-письменным аспектом: темы, в которых эти иероглифы вводятся. Темы крупные, на изучение каждой уходит, думаю, несколько недель. Оба аспекта, естественно, связаны между собой, пишут и учат иероглифы на обоих, но на первом упор именно на письмо, второй же является комбинацией "родного языка" и чтения, и, в зависимости от темы, еще и природоведения (!).

Темы тоже непривычны для меня: сейчас, например, дети проходят "наблюдения и описания". Пару недель назад главный текст урока был о том, как растения (на примере одуванчика) приспособились распространять семена на дальние расстояния. Перед этим - о клювах у разных птиц. Сейчас они наблюдают за посаженными ими помидорами, записывая наблюдения в карточки. Задача - зарисовать и подробно описать увиденное: форму, размер, цвет и т.д.

Именно для наблюдения они и вышли на школьный двор, где все и произошло (см. название поста).

У доверчивой и при этом пытливой девочки Анюты была лупа, а в девочкином классе был умненький мальчик Сэя, у которого лупы не было, но который слышал, что если лупу в солнечный день навести на что-то, то пойдет дым. Ко второму уроку как раз распогодилось.

Под раздачу попал муравей.

Девочке Анюте тоже попало. Мальчику, заметим, попало значительно меньше, потому что он просто стоял рядом и смотрел. Учитель провел беседу о том, что нельзя обижать братьев наших меньших.

Я почему-то задержалась, и пришла уже после разбора полетов. За оставшееся от урока время дочку успокоила. С учителем мы потом поговорили, надеюсь, ребенок кое-что понял. Об одном жалею: что читая Эмиля мы пропустили ту замечательную главу о поджоге пера на шляпе пасторши.

Читайте книгу, источник знаний!

Продолжение следует...